?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Алис Миллер "Депрессия как навязчивый самообман" часть 2
alice miller
amtranslations
Депрессия как навязчивый самообман
часть 2
(часть 1 http://amtranslations.livejournal.com/8825.html )

Люди ищут способов привести свое тело в норму, и прибегают для этого к «лекарствам» вроде наркотиков, алкоголя, никотина или работы на износ. Это попытка избежать понимания самой сути телесного «бунта», попытка укрыться от того факта, что чувства не убивают, но, напротив, способны вызволить нас из тюрьмы, которой является депрессия. Если мы вернемся к игнорированию наших чувств и потребностей, то депрессия может восстановить свои позиции, однако со временем с этим можно научиться справляться более эффективно. Мы учимся понимать свои чувства по мере того как они рассказывают нам о наших детских переживаниях. Нам больше не нужно бояться этих эмоций, и со временем тревога утихнет. Нам станет легче воспринять новую фазу депрессии. Мы сможем принять свои чувства, потому что больше не боимся своих внутренних родителей.




Из этого я сделала вывод: для большинства людей мысль о том, что родители их не любили, попросту невыносима. Чем больше свидетельств нелюбви, тем сильнее люди цепляются за иллюзию того, что они были любимы. К тому же, такие люди держатся за свое чувство вины, ошибочно полагая, что родительская нелюбовь вызвана их собственными детскими ошибками и недостатками. Через депрессию тело выражает бунт против этой лжи. Большинству людей легче умереть (буквально или символически, через убийство своих чувств), нежели вновь ощутить всю беспомощность, от которой они страдали, будучи детьми. Беспомощность же эта коренится в том, что родители эксплуатировали детей, проецируя на них свою собственную подавленную ненависть.

Read more...Collapse )

Алис Миллер "Депрессия как навязчивый самообман", часть 1
alice miller
amtranslations

Огромная благодарность за прекрасный профессиональный перевод статьи Н.!

Оригинал статьи на английском языке

http://alice-miller.com/articles_en.php?lang=en&nid=55&grp=11

Алис Миллер
Депрессия как навязчивый самообман

10 мая 2005 г.

С юных лет я считала русского писателя Антона Чехова одним из самых любимых моих авторов. Ясно помню, как жадно я проглотила его рассказ «Палата №6», восхищаясь прозорливостью, психологическим чутьем, но прежде всего той смелой прямотой, с которой этот писатель стремится к правде, беспощадно называя вещи своими именами, а негодяев – негодяями. Много позже я прочла и чеховские «Письма», которые наряду с многочисленными биографическими трудами помогли мне составить представление о том, каким было его детство. Больше всего меня поразило то, что блистательная храбрость, с которой Чехов смотрит правде в глаза и правду эту озвучивает, сходит на нет, когда речь заходит об отце писателя. Вот что пишет об этом автор одной из биографий Чехова Эльсбет Вольффхайм:

«Те пренебрежение и униженность, с которыми <Чехов> сталкивался в школе, ни в какое сравнение не идут с тяготами, которые ему приходилось выносить у себя дома. Отец его был человеком грубым и несдержанным, и обращался со своей семьей крайне сурово. Детей избивали практически ежедневно, а вставать они должны были в пять утра, чтобы помогать отцу в его магазине. После школы они снова должны были работать, и на выполнение домашних заданий у них оставалось совсем мало времени. Зимой в подвале, где находился магазин, стоял такой холод, что даже чернила замерзали. Три брата обслуживали покупателей вплоть до позднего вечера, а трое их помощников, тоже дети, регулярно терпели побои от начальника и уставали так, что временами буквально спали на ходу. Отец Чехова… был религиозен до фанатизма и заправлял церковным хором, в котором заставлял петь и своих детей». (Элизабет Вольффхайм, «Антон Чехов», изд-во Rowolht, 2001, стр. 13)

Как-то Чехов сказал, что в этом хоре он чувствовал себя как на каторге (там же, стр. 14). В письме к брату он в нескольких строках набрасывает правдивый портрет своего отца, хотя в дальнейшей жизни писатель подобной правды избегал: «Деспотизм и ложь настолько опутали кошмарами мое детство, что мне становится плохо, когда я об этом вспоминаю, и вспоминать об этом боюсь» (Вольффхайм, стр. 15). Подобные высказывания у Чехова встречаются крайне редко. Всю жизнь он заботился о благосостоянии своего отца, жертвуя на это немалые денежные суммы. Но никто из близких писателю людей даже не догадывался о том, на какие психологические жертвы приходилось ему идти, чтобы замалчивать правду. Все вокруг считали, что он просто добродетельный сын, прилежно выполняющий свои сыновние обязанности. Но именно отрицание истинной боли, которую ему причиняло ужасное насилие, перенесенное в детстве, возможно, и стало причиной ранней смерти писателя от туберкулеза, а также депрессии (тогда носившей имя «меланхолии»), от которой Чехов страдал всю жизнь. В итоге он умер, когда ему было 44. (Более подробно я осветила эту взаимосвязь в моей статье «Тело никогда не лжет»).

Read more...Collapse )

Продолжение см. http://amtranslations.livejournal.com/9074.html


"Вначале было воспитание", Глава " Последний акт бессловесной драмы - мир в ужасе " стр. 193-249
alice miller
amtranslations
Сама первая страница отсутствует, будет добавлена в ближайшем будущем! Вначале было воспитание 094

Read more...Collapse )