Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

alice miller

Алис Миллер "Депрессия как навязчивый самообман" часть 2

Депрессия как навязчивый самообман
часть 2
(часть 1 http://amtranslations.livejournal.com/8825.html )

Люди ищут способов привести свое тело в норму, и прибегают для этого к «лекарствам» вроде наркотиков, алкоголя, никотина или работы на износ. Это попытка избежать понимания самой сути телесного «бунта», попытка укрыться от того факта, что чувства не убивают, но, напротив, способны вызволить нас из тюрьмы, которой является депрессия. Если мы вернемся к игнорированию наших чувств и потребностей, то депрессия может восстановить свои позиции, однако со временем с этим можно научиться справляться более эффективно. Мы учимся понимать свои чувства по мере того как они рассказывают нам о наших детских переживаниях. Нам больше не нужно бояться этих эмоций, и со временем тревога утихнет. Нам станет легче воспринять новую фазу депрессии. Мы сможем принять свои чувства, потому что больше не боимся своих внутренних родителей.




Из этого я сделала вывод: для большинства людей мысль о том, что родители их не любили, попросту невыносима. Чем больше свидетельств нелюбви, тем сильнее люди цепляются за иллюзию того, что они были любимы. К тому же, такие люди держатся за свое чувство вины, ошибочно полагая, что родительская нелюбовь вызвана их собственными детскими ошибками и недостатками. Через депрессию тело выражает бунт против этой лжи. Большинству людей легче умереть (буквально или символически, через убийство своих чувств), нежели вновь ощутить всю беспомощность, от которой они страдали, будучи детьми. Беспомощность же эта коренится в том, что родители эксплуатировали детей, проецируя на них свою собственную подавленную ненависть.

Collapse )
alice miller

Предисловие к "Драме одаренного ребенка", издание 1995 года, Часть 2

*Деление на части - мое, в оригинале его нет (поскольку текст очень большой, я решила для удобства разделить его и поставить метки*

 

Introduction to the Revised Edition [1995]

 

ALICE   MILLER

 

The Drama of Being a Child


Предисловие к "Драме одаренного ребенка", издание 1995 года, исправленное и дополненное


Часть 2. Психоанализ как отрицание детских травм; терапия и правда о нашем детстве; почему Алис Миллер покончила с психоанализом и вышла из  Психоаналитического Сообщества.

 
Первая версия «Драмы» несла в себе надежду, что однажды мы сможем освободить подавленные чувства и воспоминания с помощью психоанализа. Эта надежда на поверку оказалась иллюзией. Напротив, психоанализ был создан Фрейдом для отрицания детских травм, и он до сих пор с успехом служит той же цели.

Фрейд имел дело со своим собственным страхом перед травмами его детства, занимаясь бесконечными спекуляциями, не поддающимися проверке, и отрицая возможность достоверного подхода  к реалиям детства. Таким образом, он задержал продвижение нашего познания самих себя и эффективной терапевтической работы на целых сто лет. Из своего отрицания правды он создал догму. На раскрытие проблемы жестокого обращения с детьми он наложил строгое табу. В психоаналитических кругах каждый был обязан признать кредо, что  психические болезни берут свое начало в  "инстинктивных конфликтах." Все, включая самых известных аналитиков, таких как Шпиц, Балинт, Винникотт, Кохут, и другие (но не Джон Боулби) приняли это табу. В результате они не смогли применить  свои открытия относительно жестокого обращения с детьми, которые они делали в ходе своей работы. И поскольку у них не было достаточно храбрости, чтобы выйти за рамки психоанализа, они принесли правду в жертву своему статусу в Психоаналитической Ассоциации. Сандор Ференци, который настаивал на достоверности его собственного опыта с пациентами, был подвергнут остракизму и назван психотиком.

 

Подобные "решения" личных дилемм за счет пациентов и студентов могут быть найдены среди других упорствующих, таких как Вильгельм Райх, который развил подобные идеи своей доктриной. В моих книгах есть обсуждения данной темы (см. Миллер 1984,1990b, 1991).

 

 Подавление травм, полученных в детстве, является первопричиной психических нарушений  и преступности. Цена подавления и отрицания этих травм в детстве, необходимых для выживания ребенка, выливается в болезненные симптомы у взрослых. Трудное детство, даже самое жестокое, не означает, что человек должен обязательно стать преступником. На примере Гитлера, Сталина и других я могу доказать, что это было не столько жестокое детство, но скорее результат отрицания факта страданий и насилия. Теперь мы знаем, что эта проблема может быть решена, и мы знаем, как можно это сделать – через освобождение чувств, которые были заблокированы в детстве. Во время этого процесса неосознанные и подавляемые воспоминания о событиях, которые часто приводят человека к деструктивному поведению, могут быть преобразованы в сознательное осмысление воспоминаний, они  становятся доступными для нас и в будущем позволяют нам удовлетворять наши реальные потребности мирным способом. Больше не нужно будет слепо «отыгрывать» полученные в детстве травмы.

 

 Люди, прошедшие такую терапию, не только помогают себе, но и являются истинными пионерами, помогая другим учиться от них и исследовать игнорируемое обществом, часто не осознаваемое, знание о физическом и психическом насилии, пережитом в детстве, что наше "коллективное бессознательное" держало в секрете на протяжение тысяч лет. Взрослые люди больше не должны будут избегать того, что случилось с ними давным-давно, потому что они больше не должны отрицать факт: то, во что так трудно поверить,  действительно имело место.

 Настоящая правда о детстве, которую мы запретили себе осознавать, сохраняется в нашем теле, которое пытается рассказать ее и быть услышанным  посредством различных симптомов. Фактически, это нужно нам для нашего же выздоровления, поскольку отрицание правды является разрушительным. Утверждение о том, что необходимо прощать,  и другие моральные принципы  не доходят до клеток нашего организма.  На самом деле, клетками можно манипулировать и обмануть их память, принимая  наркотики, но это помогает только в течение определенного периода времени. Долгое использование наркотиков может все же помочь справиться с правдой. Как только правда начинает постепенно открываться, благодаря сознательному опыту некогда подавляемых чувств, язык симптомов перестает быть нужным. И тогда зачастую они часто просто исчезают.

 

Я описала путь  пришла к своим открытиям в книгах «Картины Детства» (1986), «Нетронутый Ключ» (1990), «Запретное Знание» (1990), и «Разбивая стену молчания» (1991). В 1988 я официально покончила с психоанализом, покинув Швейцарское  и Международное Психоаналитические Сообщества. Мои первые три книги, первоначально опубликованные в Германии в 1979 и 1981гг., отмечают начало этого развития; в них я начала систематическое исследование детства, включая мое собственное. Благодаря моей работе над этими книгами, и моими занятиями спонтанной живописью, а  позже и исследованию моего собственного детства, я смогла увидеть то, что, несмотря на мое критическое отношение к господствующей теории, оставалось скрытым от меня в течение двадцати лет моей аналитической практики. Было нелегко найти выход из лабиринта психоанализа. Мне потребовались пятнадцать лет, чтобы достигнуть этого освободительного процесса: с 1973, когда спонтанная живопись подарила мне неопределенное ощущение правды, до 1988, когда я наконец была в состоянии ясно сформулировать это полностью.


alice miller

Предисловие к "Драме одаренного ребенка", издание 1995 года, Часть 1

*Деление на части - мое, в оригинале его нет (поскольку текст очень большой, я решила для удобства разделить его и поставить метки*
 

Introduction to the Revised Edition [1995]

 

 

 

 

ALICE   MILLER

 

The Drama of Being a Child


Предисловие к "Драме одаренного ребенка", издание 1995 года, исправленное и дополненное

Часть 1. Об изменениях в "Драме". Новое понимание проблемы.


В течение долгих лет  я отказывалась делать какие-либо изменения  в своих первых трех книгах — Драма Одаренного Ребенка, «Вначале было воспитание», и «Этого вы не должны знать» — потому что я не хотела маскировать свою собственную историю жизни. Но сегодня это желание уступило место другим, которые, учитывая огромное количество читателей «Драмы», теперь кажутся более важными. Большинство моих читателей обнаруживают, что в процессе чтения моих книг они сталкиваются со своими собственными историями жизни, и я не хотела бы,чтоб чтобы устаревшие взгляды препятствовали открытию читателем такого совпадения. Эта книга была написана семнадцать лет назад в соответствии с концепцией психоанализа, концепцией,которую я давно пересмотрела и теперь рассматриваю как вводящую в заблуждение. Поэтому я должна был пересмотреть текст полностью, сохранив те части, которые я считаю действенными и полезными, при этом разъясняя определенные пункты подробнее, чем я была в состоянии  в 1978 году.

 Со времени публикации «Драмы» я получила огромное количество письма от людей, которые  писали, что во время чтения книги произошло их пробуждение. Это помогло им подобрать ключ к тем дверям, что были закрыты для них очень давно, дверям,за которыми они нашли путь к их собственным историям жизни. Долго сдерживаемые слезы теперь могли наконец быть пролиты. Сила и сходство этих реакций, несмотря на разнообразие культур, открыли для меня тот факт, что «Драма» касалась всеобщей человеческой трагедии, которая не могла быть прослежена исключительно в Западной цивилизации. Я также пришла к пониманию,что эта проблема не может быть решена и ситуация не может быть улучшена силами только одного поколения.

         

Эта трагедия - трагедия психических травм, нанесенных в очень раннем возрасте,  и неизбежно сопутствующего им подавлению себя, которое позволяет ребенку выжить. В широком смысле это - трагедия почти всех людей.  Как дети мы стремимся, прежде всего, приспособиться к  требованиям наших родителей – тем, которые мы от них слышим ,так и  и невысказанным, разумным и неразумным. В процессе этого мы подавляем свои истинные потребности и чувства. Это походит на попытку управлять кораблем без компаса. Не зная, кто мы, что мы чувствуем, и в чем мы нуждаемся, вырастая,  мы остаемся привязанными к ожиданиям, живущими в нас  с самого раннего детства, ожиданиям, которые мы стараемся выполнить не для любви, а для иллюзии любви. Без этой иллюзии мы, возможно, не смогли бы выжить в детстве.

Печально, современные дети находятся практически в такой же ситуации. Сильный, более того, все более растущий интерес к «Драме» говорит о многом. Что изменилось, так это возможности взрослых людей решить их проблемы. Сегодня любой, кто захочет, может получить доступ к истории собственного детства,которая ранее находилась под запретом . Это нечто новое.